Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



После спектакля кукловоды уходят, а сломанные куклы выкидываются.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:15 

Мазохиста в жизни ждет только хорошее. (с.)

20:31 

Не жалей меня, будь жесток.
Моя кровь-томатный сок
Моя кровь- клюквенный мусс
Мне не холодно, я не боюсь...

18:55 

Да-да, даже вздрочнул немного. Талантливо, сказочно, очень.


18:47 

Когда жизнь затягивает на твоей шее петлю туже обычного, заставляя двигаться вперед, не давая возможности оставаться на привычном, уютном, нагретом месте, то приходится выползать из своей норы и заново учиться дышать, говорить, видеть, ходить. Я не могу сказать, что мой выход в люди оказался простым и бесстрашным, так как мной все же руководило опасение попасться не тем куклам на глаза и вновь неосторожно рухнуть в неволю. Мой страх чуть не разрушил все планы, я даже из-за собственного невнимания плечом к плечу столкнулся со стервятником, но тот не узнал меня и лишь, пожелав мне хорошего дня, извинился за свою неосторожность. Меня забыли? О да, это моя самая заветная мечта, выйти на улицу, подойти к полицейскому и спросив «Что слышно о Фолле?», увидеть в ответ удивленное, непонимающее о чем я, лицо. Вот тогда то я смогу с уверенностью сказать, что я сыграл все правильно, что мой спектакль под названием «Цена свободы», сыгран правильно с моей стороны, и я смогу переходить к новому сценарию.
Мое имя Джон Фолл, а это мой кукольный театр.

00:44 

Горький запах гари бешенным, нежданным гостем носится по коридорам и комнатам дома. В какой то миг я удовлетворенно, мечтательно предположил, что наконец-то мы все одним костром сгорим и самым быстрым, самым простым путем добьемся свободы, но увы…потом я вспомнил, что мы не ищем легких путей, и терять все то, чего я достиг на сегодняшний день, я не хочу. Оказалось, что марионетки случайно сожги то, что так громко называли ужином. Испытываю ли я жалость, сострадание к ним? Не знаю. Но, признаюсь честно, иногда глядя на них, я начинаю корить себя за то, что мои уроки свободы вполне возможно окажутся роковыми для них. Что со мной? Почему я так часто стал сбиваться с пути? Задумываться об их судьбах? Сомневаться в правильности своего учения? Я становлюсь жалким и чувственным, а мои марионетки все больше слабеют и становятся неуклюжими. Ношусь по дому словно тень, ограждая их от опасных ловушек и встречи с неизбежным. Я не ел уже больше суток, да и не могу сказать, что меня терзает голод…нет, это что-то другое.
Осталось не долго. Я уверен, мы скоро встретимся лицом к лицу.

00:34 

Уроды набитыми тлеющим мясом,
Кривыми костями,изъезженной кожей
Срывают последние толики правды
Гнилыми руками с улыбкой на роже.
С корнем вырывают с затопленной тверди
Ромашки из белого с каплями крови,
И листик за листиком,снова и снова
Гадают на смерть от мучительной боли.
(с) автор неизвестен


17:29 

Попался мне на днях интересный собеседник. С ним за чашкой чая мы вчера обсуждали некий феномен каннибализма в Китае. В некоторых ресторанах там китайцы с аппетитом имеют возможность поедать абортированных младенцев. Меня удивил данный факт, так как я по наслышке знаю, что в Китае даже аборты запрещены, но я могу и ошибаться. Это противно, люди. Какие бы извращения и отвратности я бы не принимал, все же представляя эту картину меня воротит. Интересно, сколько глупцов идут и ради новых ощущений пихают в свое чрево нерожденных детей? Фу и еще раз фу. Я знаю, что после смерти и я буду гореть в аду, но таким людям я желаю пыток похуже адского пламени.

А вот сейчас мое внимание привлекла Гитарамская тюрьма.
Пересказывать прочтенное своими словами не буду, потому вставлю сюда обрезок статьи из виртуального ресурса. Наслаждайтесь

Все советские дети знают, что в Африке живет гадкий, нехороший, жадный Бармалей. Концентрация бармалеев на квадратную милю плантаций чая зашкаливает за 420 особей. В 1994 году бармалеи с мачете решили собственную популяцию подсократить тысяч на 900 душ. Вот что из этого получилось:

Узнав из посольских сводок о руандийском геноциде и его последствиях, белый человек тяжело вздохнул и отправился усмирять бармалеев. Тех из них, у кого руки в крови оказались выше, чем по локоть, упекли в тюрьму. Да в непростую — самую переполненную и антисанитарную на свете. Это невероятно страшное место имеет лирическое название — Гитарама. В бараках, рассчитанных на содержание 500 зэков, томятся более 6000 руандийских бармалеев, по 8-10 лет (!) ожидая суда. Их мучит голод, поэтому откусить у сокамерника пятку или ухо — явление нормальное. Прилечь негде, поэтому от постоянного стояния у заключенных гниют ступни, которые докторам приходится ампутировать без наркоза. Пол влажный и загаженный, вонища распространяется на полмили, позоря в глазах миротворцев столичный город Кигали. Каждый восьмой бармалей умирает в этой тюрьме, не дождавшись приговора, — от насилия или болезней. И не дай ни бог, ни дьявол попасть в Гитараму белому интеллигентному человеку…
Вот так вот. По сравнению с этим местом, моя "тюрьма" - райское место.

Фальшивая жизнь.

главная